Press
30 мая 2018

Николай Валуев: «Жена так удачно накормила меня, что сейчас не знает бед»

источник Woman's Day
– Кто из участников поразил вас больше всего? Демонстрировали ли они навыки, которыми не владеете, но хотели бы их освоить?
– Таких умений была половина, но не хотел бы им научиться. Я ведь понимаю, что вещами, которые люди здесь показывают, можно овладеть только спустя годы. Зачем мне перепрофилироваться? Не могу себе позволить такой роскоши. Голова, повернутая на 180 градусов, как это было в номере братьев из Кот-д’Ивуар, меня даже испугала. Понравилось необычное выступление канадской девушки с 15-килограммовым обручем. На самом деле здесь каждый чем-то удивляет, доведя свое мастерство до совершенства. Мне импонируют такие соревновательные вещи, поэтому, когда предложили стать членом жюри, согласился. Правда, бывают моменты, что мы с судьями не можем принять решение и перекидываем ответственность на зрителей.
– Как считаете, какое из ваших знаменитых боксерских прозвищ – Русский гигант, Зверь с Востока, Никола Питерский, Коля-кувалда – подходит вам больше всего?
– Более всего приятно слуху имя и отчество, когда вспоминают моего отца (Сергея Николаевича Валуева. – Прим. «Антенны»). Прозвища – это некий элемент промоушена, в котором я тоже когда-то участвовал, но игра в зверя никогда не была моим реноме и внутренним миром. Большинство наших бойцов без пиетета относятся к ним и, как и я, в основном получали их на Западе. Мне нравится, что эта история со скрипом приживается в России.
– У вас трое детей разных возрастов. Как находите подход к каждому, как проводите время вместе?
– Это один из смешных вопросов, потому что я бываю дома по выходным, праздникам или отпускам. Очень часто детские графики не совпадают с моими. В то время, пока я дома, они учатся, на тренировках или где-то заняты. У нас крайне сужено общение, оно сводится больше к телефонному разговору и к конкретной, короткой, концентрированной истории. Папа приехал, с ним можно поиграть в шахматы, поговорить, это что касается старшего сына Гриши. У него уже более взрослые, философские разговоры пошли, потому что возраст переходный, 16 лет пацану. Ире одиннадцать, она тоже уходит в разговоры, советы, поиск истины. А Сереге будет шесть, он у нас пока хочет с папой побеситься, побегать, попрыгать. Собрать их троих по интересу – это редчайший момент, потому что в тот миг, когда любопытно Сереже, неинтересно Грише. Но общий язык с детьми я нахожу. Спускаюсь с высоты своего роста на их уровень и разговариваю глаза в глаза.
– Вас неоднократно приглашали сниматься в голливудских фильмах. Почему отказываетесь?
– Потому что эти роли не соответствуют тому, чем я занимаюсь и какими категориями соображаю и живу. Прекрасно понимаю негативный выхлоп от такого кино, поэтому даже те немалые деньги за него не нужны. Любая роль содержит какой-то посыл. Все, что предлагалось мне, – это в основном блокбастеры, пустая голливудская штамповка. А фильм Филиппа Янковского «Каменная башка», в котором я сыграл, люди до сих пор вспоминают. Это приятно.

Читать далее…

All project news