Press
30 октября 2013

Вор и офицер

В эфире канала «Россия 1» 31 октября заканчивается показ нового сериала «Пепел» — одной из самых громких премьер телесезона. Известные артисты, непростая интрига… Снимал фильм живущий в Америке кинорежиссер Вадим Перельман. Но не он один. В титрах значатся два режиссера. Второй — Тимур Вайнштейн давно известен, как теле- и кино продюсер. Что же заставило его вспомнить былое и выйти на съемочную площадку? Обозреватель «РГ» поговорила с ним о фильме, тем более, что Вадим Перельман ответил однозначно: «Я по теме «Пепла» интервью не даю».

Вы взяли известный в мировой литературе сюжет, когда два человека разных сословий меняются местами. Почему выбрали это время с 1938 по 1948 годы? Вам не хотелось поменять местами, скажем, рабочего и бизнесмена в наши дни?

Тимур Вайнштейн: Дело не в том, чего хотелось именно мне, а в том, что эта история основывается на реальном событии: вор по кличке Пепел за несколько лет до войны изменил свою судьбу. Он украл реальные документы и даже смог прожить жизнь военного человека, вплоть до того момента пока снова не проворовался уже на новом поприще, после чего его поймали и посадили. Есть много нюансов, которые связаны с той эпохой и у нас все сюжетообразующие вещи построены на исторической правде. Например, тогда в военном билете не было фотографии. И если ты брал чужой билет, то мог спокойно существовать под чужой фамилией. Другое дело, что к реальному факту мы потом придумали рокировку, чтобы зритель заинтересовался, как сложится судьба офицера Красной армии, который в свою очередь стал вором.

То есть история с Машковым придумана?

Тимур Вайнштейн: Да. Полностью. Придумана и история персонажа Миронова, но в ней был правдивый замысел.

Знаете, что меня больше всего в фильме зацепило — некий кармический момент. Если ты делаешь плохо (а герой Миронова потом сказал, что герой Машкова уронил честь офицера Красной армии, забрав документы, «общак» и скрывшись), то потом наступает жестокая расплата. В данном случае бывший офицер потерял любимую женщину. Вы думали об этом?

Тимур Вайнштейн: Конечно! Именно про это и фильм. Вы совершенно точно разглядели «зерно». Мы много раз обсуждали это и с Машковым, и с Мироновым, и с Перельманом. Несмотря ни на что, это история поступков, которые совершаются ради или любви или наоборот, потеряв любовь, от отчаяния. Очень правильно выразился Володя Машков: «Это история чувств!»

Как получилось, что вы вспомнили ваше режиссерское прошлое, и какие именно сцены в фильме снимали? Не связано ли это с тем, что во время съемок «Пепла» у Вадима Перельмана родились дети?

Тимур Вайнштейн: Да, у Вадима Перельмана в момент наших съемок родились очаровательные близнецы — это было очень эмоциональным моментом на нашем проекте. Ему необходимо было улетать в Америку, а у нас уходила натура, надо было срочно снимать сцены на прииске, который мы построили на берегу Финского залива. Производство шло дольше, чем изначально планировалось, и мы не могли себе позволить на тот момент приостановить съемки. Да еще с таким актерским составом, который расходился на другие проекты. Так что на последнем этапе, за три недели до окончания съемок, обсудив это и с Машковым и Мироновым, к процессу подключился я. Но Вадим отсматривал весь материал, и мы обсуждали каждую сцену.

На качестве это не сказывается? У вас в фильме еще и четыре автора сценария. Это тоже многовато.

Тимур Вайнштейн: В современном мире сценарий пишут вообще по 10 человек. Но это не та ситуация, когда люди сидят все вместе, друг друга перебивают и соревнуются. Просто один автор отвечает за сюжетную составляющую, другой — за диалоги и так далее.

Порой, когда пишут разные люди, какие-то вещи не состыковываются.

Тимур Вайнштейн: Это случается, когда одни люди пишут одну серию, другие — другую, при этом не видя друг друга. А когда происходит единая работа над фильмом — а у нас было именно так, то поверьте, ни один человек не заметит разницы ни в сценарии, ни в режиссуре — от первой и до последней секунды.

Я читала, что якобы Вадиму Перельману после Голливуда наша съемочная техника на площадке показалась ретро…

Тимур Вайнштейн: Нет, мы снимали точно такой же техникой. «Пепел» изначально задумывался, как большой проект. А для Вадима, после его успехов в Голливуде, это была первая работа на территории бывшего Советского Союза. И именно поэтому мы с ним сошлись в желании сделать нечто значительное и приложили к этому общие усилия.

Знаю, что многие американские режиссеры, выходцы из нашей страны, сейчас стремятся снимать в России. Пример тому — Виктор Гинзбург, который снял «Generation P» по Пелевину, другие. Почему вы выбрали именно Перельмана?

Тимур Вайнштейн: Потому что он реальный голливудский режиссер, с очень серьезной историей успеха в самом «пекле» кинематографа! Мне все говорили, что участие Перельмана в картине невозможно. Но я с ним встретился, мы обсудили принципиальные вопросы, из разговора с Вадимом я узнал, что он любит то время, ту эпоху и хотел бы снять в России именно историческое кино. Так все и срослось.

А как появились Миронов и Машков?

Тимур Вайнштейн: Точечно, ведь именно они и планировались изначально, как идеальный вариант, при написании сценария. И мне приятно, что оба артиста сразу вошли в проект. Удивительно, но вначале Машков и Миронов должны были играть противоположные роли.

Как раз собиралась спросить вас об этом. Не хотели ли их поменять ролями? Потому что Миронов уж больно положительный.

Тимур Вайнштейн: Именно по тем причинам, что нам распределение ролей казалось слишком очевидным, мы его переиграли. В какой-то момент вдруг все поняли, что исполнителям главных ролей правильнее сделать в жизни такую же рокировку, что и в сценарии.

А Елена Лядова? Мне нравится эта актриса, потому что в ней видна какая-то пережитая женская трагедия. Словно она с каким-то недоверием после пережитого смотрит на мир.

Тимур Вайнштейн: Да, при том, что Лядова — очень светлый человек, в ней есть какая-то боль. У нее как раз вышло несколько замечательных фильмов, и на волне всеобщей любви, мы «вцепились» в эту актрису.

Мне просто иногда кажется, что вы продюсеры так и смотрите — вот стал прибыльным сериал о таком-то времени, кассовый актер Машков, Лядова прошла в фильмах и на слуху… И вот мы сейчас из этого быстренько сделаем сериал.

Тимур Вайнштейн: Эти рассуждения точно не про «Пепел», потому что мы не так задумывали проект, потому что подходили к производству не как к сериалу, а как к кино, потому что не загадывали заранее будет грандиозный успех или нет… И Лядова стала Ритой не потому что снялась в нескольких кассовых фильмах, а потому, что она прекрасная актриса. И Машков появился в проекте потому, что мне казалось, что это — его роль, и его сценарий. Конечно, всем нам будут приятны заоблачные рейтинги, но… Сегодня звонил Сергей Гармаш — поздравлял с премьерой. Он — фанат этого фильма. Гармаш, когда прочел сценарий, ему все так понравилось, что он сказал: «Здесь должен быть Машков. Я ему лично позвоню. А вот как же было бы здорово, если бы эту роль сыграла Розанова. Мы бы с ней образовали такую пару…» Я шутил: » Ты уже просто, как кастинг-директор выступаешь…», а он обзванивал, обсуждал, дискутировал.

Мне еще очень понравился Андрей Смоляков.

Тимур Вайнштейн: В фильме есть сцена прыжка в водопад — мы снимали ее без каскадеров, хотя каскадеры на площадке были. Володя Машков, как обычно, сказал, что все трюки будет исполнять сам. К нему присоединился Смоляков: «Да, да, да. Я тоже». И потом, когда актеры согрелись, высохли и все отсняли, Андрей сказал: «Поздравьте меня. Я впервые в жизни ушел под воду. Я никогда в жизни не нырял. Просто Машков так ринулся, и я подумал, что ж я его предам, что ли?». И это еще раз говорит о том, как все горели этим проектом!

«Пепел» сравнивают с «Ликвидацией» и с «Белой гвардией»…

Тимур Вайнштейн: Мы сами сериал ни с чем не сравнивали. «Белая гвардия» — это экранизация. И в отличие от нее, у нас есть преимущество — никто не знает, чем «Пепел» закончится. Сегодня в мире, где нет особых критериев и рамок, самое главное, чтобы история сложилась и то, что мы все получили от нее удовольствие. А с какими другими проектами можно сравнивать «Пепел» — уже не нам решать.

«Пепел» поставили в эфир канала так массированно, по две-три серии каждый вечер. Это не перегрузка для зрителя?

Тимур Вайнштейн: Мы изначально готовили кино не по 45 минут, а делали многосерийный проект, состоящий из фильмов, каждый из которых длится от полутора до двух часов. Фактически мы сделали не десять серий, а четыре полнометражных фильма. Так и выходим в эфир.

 

 

 

 

All project news